Питер — Иран. Дни 18-20. Непокоренные Памиры

Jalal-Abad
31 окт 2018
Прямой рейс Санкт-Петербург — Ош, который должен был вернуть меня в Киргизию, начался с недоуменного взгляда девушки на стойке регистрации. Раз пять посмотрев в паспорт, потом в компьютер, а потом в посадочный билет, она спросила:

— А вы же не в Москву летите, а в Ош, верно?
— Да. А в чем дело?
— Просто русских на этом рейсе не бывает, решила все перепроверить.

Девушка оказалась права — при посадке в самолет ни одного русского замечено не было. Зато заметил, как пренебрежительно стюардессы общаются с пассажирами из средней Азии: резко (даже с повышением тона) отвечают на любые их просьбы, при разносе еды еле выдавливают из себя стандартные фразы, иногда доходит чуть ли не до откровенного хамства. Нет, я конечно понимаю, что две сотни киргизов в столь тесном пространстве создают невероятный аромат нестираных носков (на всем протяжении полета хотелось уткнуться носом себе в воротник) и постоянно ведут себя крайне недисциплинированно, но вряд ли этим заслуживают такого особенного к себе отношения. Для меня они такие же люди, пусть в чем-то гораздо менее развитые и культурные (относительно наших ценностей), а где-то менее понятливые. Но это же не их персональная вина, а результат воспитания того общества, в котором они родились. А общество у них такое, в том числе и по нашей вине, потому что вместо того, чтобы подать пример (культуры общения или организованности) от нас они видят грубость.

Размышления на эту около философскую тему скоротали пятичасовой перелет и я снова был в Оше. Город встречал разгаром осеннего листопада


Следующим днем мне предстояло пересечь границу с Таджикистаном и проехать участок до Мургаба, это примерно середина пути до пункта Хорог, находящегося непосредственно на границе с Афганистаном:


По отзывам местных таксистов, 400км пути занимают не менее 10 часов, поэтому выезжать нужно рано утром. Послушав их совет, тронулся в путь с рассветом и, отъехав буквально на 30 километров от города, удивился внезапной зиме


Улетая из Питера, одним глазком поглядывал в сводки погоды Таджикистана и был уверен, что тут практически лето и стоит солнечная погода с 15-20 градусами тепла. Реальность оказалась суровее — внезапный циклон резко сменил теплую осень на снежную зиму



Но ничего — на машине стоит липучка (хоть и довольно уставшая) и по такому асфальту держит вполне уверенно. Пробиваюсь дальше на юг, не бояться же внезапного похолодания!


Иногда снег отступал, что придавало оптимизма и бодрости духа




По пути расположено множество деревень, укрытых в красивейших долинах




Впереди виднеется первый перевал



Дорога в горах была покрыта льдом и мокрым снегом, часто приходилось ползти со скоростью не выше 20-30 километров в час. По обочинам у подъемов стояло множество грузовиков: кто-то ждал оттепели, кто-то надевал цепи, кто-то пытался тронуться, насыпав под ведущие колеса трех-пятиметровую дорожку из песка или щебня. К сожалению, заснять это все не удалось, но остановился для памятной фотографии на вершине перевала


Температура на перевале опустилась до минус восьми


Киргизам нужно отдать должное — асфальт у них на всем пути был близок к идеальному. Сильно лучше, чем в Казахстане или Узбекистане. Но всё хорошее имеет свойство заканчиваться, и, после съезда с трассы Ош —Душанбе в сторону Таджикистана (населенный пункт Сары-Таш), началась разбитая заснеженная дорога.


До пограничного перехода оставалось всего каких-то 25 километров, и, максимум через полчаса, я уже рассчитывал быть на границе. Но, забегая вперед, эти километры оказались сильнее меня и стали последними в моей попытке пробиться к Памирам…

Началось всё с того, что уже через пару километров толщина снегового покрова увеличилась вдвое


Тут нужно сказать, что это не дорога, накатанная по снегу, это свежевыпавший снег, по которому проехало максимум две-три машины до меня. Но, в любом случае, для Кадиллака не проблема пройти по такой колее.

И все бы ничего, но толщина снега продолжала стремительно увеличиваться. Еще через пару километров клиренса SRX перестало хватать, чтобы не цеплять снег бампером. А еще через пару минут — снег был до половины колеса, то есть около 25 сантиметров толщиной. Становилось все сложнее и, не скрою, страшнее. Никаких проходящих машин нет, если застряну — помочь будет некому. Но отступать не хотелось и я продолжал медленно и уверенно ползти вперед. Больше всего мешало то, что колею, по которой кто-то проехал до меня, было совершенно не видно — все вокруг сливалось в единую белую массу. Если на фото вы еще можете отделить где колея, то в реальности сделать это было решительно невозможно


В какой-то момент снега стало столько, что весь Кадиллак превратился в один сплошной таран для сугроба. Снежный покров стал такой толщины, что, бампер, разрезая его, значительную часть отправлял сверху машины (через капот на стекло). Это невозможно описать и, если бы мне рассказали такое, то я бы в это просто не поверил. Здесь нужно уточнить, что вся это толща снега — очень легкий свежевыпавший "пухляк", именно поэтому Кадиллаку удавалось сдвигать и разрезать его, а не упереться в него и мгновенно застрять.

Ехать было очень сложно, практически на самом пределе возможностей: дворники включил на самый быстрый режим (помните, что куча снега теперь нескончаемым потоком идет через капот прямо в лобовое и дальше на крышу), но даже этого не хватало, чтобы быть уверенным, что еду по дороге, а не съезжаю с нее. А остановиться было нельзя — заново тронуться могло и не получиться. Так я штурмом взял очередные один или два километра.

Всё это время я уже думал о том, а не совсем ли в безумное предприятие я вписался? Что будет, если сейчас сломаюсь? Не станет ли еще хуже в горах? Но решил для себя, что надо прорваться до пограничного перехода (оставалось еще всего каких-то пять или семь километров) и там уже у пограничников узнавать ситуацию.

И тут случилось страшное: бортовой компьютер сказал дзынь-дзынь и обрадовал надписью:

Engine hot — idle engine

Твою ж мать! Этого еще только мне не хватало! Перегрелся двигатель. Делать нечего, глушу авто и пытаюсь выйти открыть капот. "Пытаюсь" — потому что уровень сугроба выше уровня двери и даже просто выйти, чтобы заглянуть в подкапотное, достаточно проблематично. С трудом открываю капот, наблюдаю бурлящий антифриз и шипение из под половины патрубков. А еще кучу и кучу снега со всех сторон двигателя, особенно в передней части.

Кажется приехал… Радиаторы забиты снегом, всё навесное двигателя также в снегу — даже приводных ремней не видно. Догадок, что же могло вызвать перегрев много, но в тот момент я понял, что ехать дальше уже безумство. Решаю остудить мотор, развернуться, и возвращаться назад в Сары-Таш. Пока мотор остывал, щеткой почистил подкапотное (насколько это возможно), проверил ремни и никаких визуальных проблем не обнаружил.

С трудом развернувшись, поехал назад, стараясь держаться своей колеи и постоянно наблюдая за температурой двигателя. В голове только грусть и настроение, конечно же, на нуле. Доеду ли я теперь до ближайшего места ночевки? Смогу ли выяснить и устранить проблему с перегревом? Куда ехать потом? Ответов не было.

И здесь, впервые за последний час, я вижу встречную машину (которая едет как раз в том направлении, в котором нужно было мне). Машу рукой, рядом притормаживает старенькая Toyota Patrol

— Салам! — улыбчивый киргиз вышел пожать руку.
— А сала малейкум! — пытаюсь подражать я, — Скажите, как там дорога впереди? Я вот пытался пробиться, но в итоге плюнул и развернулся.
— Два дня назад ездил вообще снега не было, это все за утро замело сегодня, — объясняет незнакомец.
— Далеко там еще до границы то ехать?
— Минут 20, не больше. Хочешь, пристраивайся за мной и по моей колее доедешь.

Предложение попробовать счастье еще раз было заманчивым. Учитывая, что за 3-4 минуты обратного пути температура двигателя была в норме, решаю рискнуть и пытаться пробиться до пограничного перехода следом на тойотой. Мой SRX на гражданской резине и подготовленный лифтованный Patrol на внедорожных шинах — это две большие разницы, но колея от него все равно должна была мне помочь. Разворачиваюсь и мы трогаемся.

Ехать следом по его колее оказалось действительно сильно проще, чем пробивать колею самому, и ко мне даже вернулся боевой настрой :) На пару минут. А потом снова дзынь-дзынь

Engine hot — idle engine

Японец едет дальше, а мне остается наблюдать, как силуэт Пэтрола растворяется в клубах пара, которые идут из под капота моего американца…

Снова открываю капот и слушаю журчание антифриза на фоне тихой бескрайней белоснежной пустыни. В какой-то момент замечаю, что вентилятор радиатора как-то тяжеловато двигается. С силой прокручиваю его на пол оборота и вижу, что между лопастями забита куча утрамбованного снега. Так вот оно что! Снег забивал вентилятор и не давал ему крутиться! Очищаю лопасти от снега и завожу двигатель — вентилятор, хоть и нехотя, но начинает крутиться, а температура двигателя быстро приходит в норму. Ура! Буду пробовать проехать дальше, пока колею от Тойоты еще не засыпало.

Еду дальше, но каждые 2-3 минуты приходится тормозить, чтобы прочистить вентилятор (каждый километр пути его снова забивало снегом до заклинивания). Проезжаю еще немного и вижу джип, лежащий в сугробе. Присматриваюсь — так это же мои старые знакомые на тойоте!


— Что у вас случилось? Могу чем-то помочь? — спрашиваю я.
— Да колеи не видно совсем, мимо дороги проехал, — отвечает водитель джипа, — бери левее, там проедешь.

Да уж! Воистину тише едешь — дальше будешь. Еду дальше и, наконец, прибываю на пограничный переход с Таджикистаном. На границе, конечно, пусто, только одна встречная машина (тоже подготовленный джип) ехала в сторону Ош. Захожу в домик к пограничникам:

— Куда едете? — интересуется таможенник.
— В Мургаб. Потом в Хорог хочу.
— На этом? — тычет пальцем через окно в сторону Кадиллака, — Не проедете, разворачивайтесь и езжайте назад.
— Почему? Мне встречный сказал что доеду.
— Сегодня уже не доедете. Вот сколько вы тут 25 километров до нас ехали?
— Больше часа пробирался, — честно признаюсь я.
— Так вот там еще больше 200 километров такой дороги. Плюс перевалы горные. Связи никакой нет, даже спутниковая будет барахлить. Кто вас потом извлекать будет из снега? Таджики вообще таких как вы не спасают, а нам тоже лень, техники сейчас нет. У нас штормовое предупреждение на ближайшую неделю, будет еще больше снега. Дороги не чистят. Езжайте обратно.
— Совсем никаких вариантов нет? — пытаюсь уцепиться хоть за что-то.
— Если очень хочешь попробовать, то возвращайся в Сары-Таш, там заночуй, а утром узнай, когда снова поедут джипы. Это таксисты на джипах, они там в кафешке тусуются. Вот узнай у них когда они поедут и пристройся по их колее. Может и доедешь, если с погодой повезет. А сегодня, после такого снегопада, вообще почти никто не поехал, поэтому колеи нет. Завтра будет больше машин, будет полегче. Да и вообще нечего тут зимой делать — летом туристы приезжают.

Поразмыслив и прикинув все плюсы и минусы решаю возвращаться назад. Назад — это в Ош. Ехать до Мургаба за таксистами смысла не нашел. Даже если и доехал бы, то дальше Хорог, до него тоже бездорожье. Превращать наслаждение от гор в попытку выживания в снегах я не хочу. Поэтому решаю взять перерыв и меняю маршрут на более южный.

Вернусь ли я сюда еще? Однозначно. Когда? Не знаю, если очень повезет, то через пару недель может быть сильная оттепель и можно будет попробовать проехать. Хотя, скорее всего, теперь Памирский тракт откладывается до следующего года.

Дорога обратно





Ну а пока продолжаю свой путь в Иран, пусть и по более южной дороге.

До свидания, Киргизия!


Здравствуй, Узбекистан!
Posted 16 фев 2019 at 01:20
31 окт 2018Питер — Иран. Дни 18-20. Непокоренные Памиры
 

Leave a comment
Writing any report is a hard work. You can ask a question to the author of the report or just say “thank” for the material. The author is satisfied when his work is granted.